«Витализация» затяжных и тяжелых реактивных депрессий описана Г. Вайтбрехтом. Автор подчеркнул, что нередко ситуационно обусловленные депрессии с течением времени и под влиянием неблагоприятных факторов принимают витальный характер и в дальнейшем протекают как эндогенные с усилением тоски и тревоги, возникновением резких суточных колебаний настроения, расстройствами сна, нарушением менструального цикла у женщин и, наконец, присоединением «соматических атрибутов» витальной депрессии. По его мнению, одним их психопатологических критериев вита — лизации реактивной депрессии является «смена тематики», когда по мере утяжеления состояния в клинической картине, наряду с психореактивными «ключевыми переживаниями», возникают общие депрессивные идеи, потерявшие связь с личными переживаниями подчеркнул, что в последние десятилетия отмечается патоморфоз депрессивного синдрома в сторону его соматизации, а именно: увеличился процент депрессий, манифестирующих симптомами различных внутренних заболеваний. Большое значение имеет изучение психогенных депрессий, поскольку наблюдается высокий уровень этой формы депрессии среди населения. Из круга психогенных депрессий автор выделяет «депрессию истощения», которая, по его мнению, представляет собой «простое депрессивное развитие», обусловленное длительным многолетним действием патогенных факторов, превышающих меру психической и физической толерантности, заявил Новиков, которому нравяться садовые домики. Для этих случаев характерно трехстадийное течение. Вначале отмечается гиперестетическая астеническая стадия, затем вторая — психосоматическая с многообразными вегетативными и функциональными соматическими расстройствами, и лишь на третьей стадии проявляется развернутая депрессивная картина подчеркивал, что в возникновении депрессивных состояний имеет значение не столько остро возникшая психогенная ситуация, сколько медленно действующая постоянная патогенная констелляция психических травм.

К психогенным факторам, способствующим развитию депрессии у женщин, большинство авторов причисляют тяжелую семейную ситуацию, алкоголизм мужа, изоляцию, одиночество Патогенная роль ослабляющих, астенизирующих факторов в генезе депрессивных реакций подчеркивалась многими исследователями. Изучению соотношения патологической почвы и психогении при различных формах психогенных заболеваний посвящены работы С. Г. Жислина, который указывал, что в патогенезе патологических психогенных реакций имеется взаимодействие двух факторов: соматогенного и ситуационного. Как соматогенный фактор, так и ситуация, являющаяся причиной и поводом патологического реагирования, не могут по отдельности дать выраженных психических изменений и тем более развернутых психотических картин. Патогенная роль временного изменения реагирующей почвы особенно четко выявляется в клинической картине психогенных депрессий, неразрывно связанных с физиологическими периодами женского организма. У женщин депрессии особенно часто возникают в период биологических кризов, связанных с глубокой физиологической перестройкой организма — беременностью, родами, послеродовым, инволюционным периодами
Острые депрессивные реакции описывались отдельными авторами в различных клинических разделах в зависимости от существовавших в те периоды взглядов на сущность аффективных расстройств. Депрессивные реакции, развивающиеся особенно остро, одними из них включались в понятие депрессивного раптуса, который описывался в рамках различных нозологических форм как внезапный, в высшей степени выраженный приступ, взрыв мучительной невыносимой тоски, сопровождающейся агрессивными и аутоагрессивными действиями. При этом тоска, достигающая глубокой степени и локализующаяся в области сердца, клиницистами обозначалась как «предсердечная тоска» Рассматривая насильственные действия больных в состоянии меланхолического порыва, Краффт-Эбинг отмечал, что криминальные действия совершаются на высоте тоскливого аффекта, часто сопровождающегося глубоко расстроенным сознанием, а также депрессивными бредовыми идеями о «неминуемом несчастье»

Большинство авторов, исследовавших особенности агрессивного поведения больных в состоянии психотической депрессии, подчеркивали, что чаще всего объектом тяжелых криминальных действий являлись дети, при этом одним из психопатологических механизмов этого вида агрессивных действий было чувство альтруизма. Исследованию характера мотивации при расширенных самоубийствах и разработке критериев судебно-психиатрической оценки этих состояний посвящена работа Е. Lange. По механизмам развития, особенностям динамики и, главным образом, мотивации автор разделил все виды расширенного самоубийства на три группы: 1) патологическое расширенное самоубийство в состоянии психотической депрессии с псевдоальтруистической мотивацией опасных действий и вовлечением в суицидальный акт наиболее любимых лиц из ближайшего окружения ; 2) криминальное расширенное самоубийство в состоянии непсихотической депрессии, с эмоциональным напряжением, аффективным возбуждением, а также чувствами разочарования, беспомощности, ненависти, злобы и мыслями об отсутствии выхода из трудной ситуации. Мотивом является возмездие, месть из-за субъективного ощущения несправедливости. Перед правонарушением наблюдается борьба мотивов субъекта, который в этих случаях должен признаваться вменяемым; 3) частичнопатологическая мотивация расширенного самоубийства, наблюдающаяся при неглубоких ситуационных депрессиях, а также при дисфориях или дистимиях. В суицидальный акт также вовлекаются любимые люди, дети. Эгоцентризм, любовь и самолюбие, сострадание и самосострадание здесь тесно переплетены. Подобные случаи, по мнению автора, предопределяют уменьшенную вменяемость. Так, 3., подвергавшаяся систематическим издевательствам мужа — алкоголика, решила убить себя и двух своих детей. С этой целью она пошла на железнодорожное полотно, бросила под поезд девочку, к гибели дочери осталась равнодушной и тут же, увидев другой поезд, схватила сопротивлявшегося сына и бросилась вместе с ним под колеса, в результате сын получил тяжелые повреждения рук. В другом наблюдении М. поочередно бросила трех своих спящих детей в колодец, а затем сама прыгнула туда же.

Очевидно, что жестокость агрессивных криминальных действий и сам их характер свидетельствуют о наличии болезненной психической анестезии в душевном состоянии женщин, однако сам деликт является итогом развития болезненного состояния в виде депрессивной реакции, динамику которой, механизм развития и стадийность нам бы хотелось проанализировать. Следует отметить, что в данной группе наблюдений отмечается большое число женщин с психопатической структурой личности тормозимого круга с преобладанием астенических и психастенических черт. Им были свойственны такие черты характера, как неуверенность в себе, робость, нерешительность, замкнутость, склонность к застреванию на отрицательно окрашенных психогенных переживаниях, пессимизм, раздражительная слабость, ранимость. Указанные особенности заострялись в трудных жизненных ситуациях. Развитию острой депрессивной реакции предшествовали психические травмы, различные по своему характеру, силе, остроте, длительности воздействия. Наиболее частыми были сложная семейная обстановка, бытовая неустроенность, алкоголизм мужа, болезнь ребенка, супружеская неверность, смерть близких, неприятности на службе, внебрачная беременность. При этом психогенно-травмирующая ситуация, предшествующая развитию острой психотической депрессии, во всех наблюдениях была длительной, порой многолетней, объективно тяжелой. Часто наблюдались конфликтные отношения с мужем, его измены, нередко жестокое садистическое поведение, побои, при этом женщины подвергались систематическим, унизительным истязаниям и моральным оскорблениям. Чаще всего в этих случаях имела место определенная констелляция различных психогенных факторов, особенно значимых для женщин. Несмотря на различное содержание и темп воздействия психогенно-травмирующих факторов, их объединяют общие характерные особенности: психогенные переживания всегда имели «ключевой характер» в соответствии со структурой личности женщины и ее системой ценностей.

Добавить комментарий