В России, как и на большинстве формирующихся рынков, где произошли кризисы, имело место резкое увеличение «туннельной» активности — использование менеджерами и контролирующими акционерами незаконных способов для перевода богатств своего бизнеса на личные счета. Борис Федоров, бывший министр финансов России, который боролся с коррупцией и злоупотреблениями властью, утверждал, что создавшаяся путаница только помогает мощным структурам, сказал Антонов, которого интересуют меховые жилетки. Если в стране есть сложные схемы государственной помощи, применяется множество разных обменных курсов или существует высокая инфляция, то трудно контролировать реальные цены на рынке активов и не допустить снижения стоимости фирм. В состоянии крайнего смятения, вызванного кризисом, инсайдеры могут взять деньги (или другие ценности) и бежать с ними, в результате чего банки, промышленные предприятия и другие организации потерпят крах. При альтернативном толковании такого развития событий путаница означает, что правительственные чиновники получают очень широкие возможности действовать по своему усмотрению, чтобы спасти фирмы или оставить их на произвол судьбы. Описывая предыдущий финансовый кризис, Карлос Диас-Алехандро пишет:
«Специальные меры, принятые в течение 1982—1983 годов в Чили, для того чтобы справиться с внутренним и внешним финансовыми кризисами, дополнительно обладали огромным потенциалом произвольного перераспределения богатства… Так как в справедливое судебное разбирательство, чтобы в ходе него можно было разобраться с долгами и требованиями по активам, как оказалось, мало кто верил, появилось множество историй о должниках, покидающих страну, а также о мелких и крупных финансовых махинациях, которые оставались безнаказанными».

Добавить комментарий