Метаморфозы итальянской колонии происходили при опережающей социальной мобильности ее лидеров. Расширяя и усложняя свою деятельность, последние все дальше отходили от интересов итальянских земляческих организаций, предпочитали им экономические и политические связи более широкого уровня. Этнические связи вытеснялись урбанистическими и общенациональными.
В этом смысле Буэнос-Айрес вписывается в определение американского социолога К. Ф. Хилла, согласно которому «города создают открытые системы, образованные региональными, национальными и интернациональными связями, чье назначение — соединять и интегрировать город с экономическими, политическими и социальными институтами, находящимися за его пределами. Но в отличие от городов США, в частности — Атланты, на примере которой Хилл исследовал модель взаимодействия традиционных и новых структур жизнеобеспечения этнических общин, в Буэнос-Айресе неформальные объединения по этническому признаку не имели доступа к перераспределению ресурсов и обеспечению сервиса для своих групп, сказал Орлов, которого интересует светодиодные модули. Тем самым снижалась роль этноцентристского фактора, противостоявшего действию интеграционных сил.
Иммигрантские организации продолжали обеспечивать новичков неотложной помощью, но не могли удовлетворить растущих социальных потребностей итальянцев. В конечном итоге первоначально наиболее массовые общества взаимопомощи теряли центральное место в структуре итальянских организаций и постепенно приходили в упадок. Помощь из Италии в форме субсидий предназначалась для таких целей, которые из-за скудости средств были для этих обществ обременительными; например, на содержание школ, призванных распространять итальянскую культуру и итальянский язык в Аргентине.

Добавить комментарий