Начался новый период итальянской революции. С одной стороны, надвигалась контрреволюция, с другой — загоралась заря новой революции, установившей диктатуру демократии, все более откалывавшейся от предательской умеренно-либеральной буржуазии. Мы можем указать на две главные причины поражения национально-освободительного движения в Италии 1848 г. на этом первом этапе: во-первых, недостаточность силы и размаха революционно-освободительного движения, явившуюся следствием доверия масс к своим правителям, следствием иллюзий масс насчет того, что некоторые из этих правителей могут взять на себя миссию освобождения Италии ; во-вторых, предательство умеренно либеральной буржуазии, претендовавшей на роль руководителя движением и обманувшей многих своей либеральной и патриотической демагогией, тормозившей этим революционное движение. В связи с этим поражением Энгельс разработал революционную стратегию и тактику и на примере этого поражения дал непревзойденные до сих пор образцы военной стратегии. И именно этих способов борьбы недоставало итальянскому движению на первом его этапе. Один Гарибальди со своим отрядом вел революционную партизанскую войну, но это не было массовым преступлением. Маркс и Энгельс не ограничивались указаниями на слабости итальянского движения: они призывали рабочие массы к международной солидарности с итальянским освободительным движением; они призывали республиканские государства к оказанию помощи итальянской революции; они старались, как мы покажем ниже, оказать свое влияние на движение и, поскольку это было возможно, руководить им.

Всем известна острая критика Маркса и Энгельса, направленная против «франкфуртской говорильни» за ее ничтожество и бездеятельность. Они критиковали эту говорильню, называвшуюся Германским национальным собранием и прозванную ими «собранием старых баб», и по итальянскому вопросу. В своих статьях в «Новой Рейнской газете» Маркс и Энгельс от имени немецкой демократии требовали вмешательства франкфуртского Национального собрания, считавшегося верховным все-германским органом, в австро-итальянскую войну. Они требовали, чтобы это собрание предъявило Радецкому ультиматум с приказом отвести австрийские войска с итальянской территории и чтобы оно признало независимость Италии. Вначале эта говорильня совершенно не вмешивалась в войну; впоследствии, под влиянием Австрии, она решила вмешаться в нее и приняла решение, фактически защищавшее австрийское господство в Италии. Собрание постановило, что всякое нападение итальянцев на Триест — итальянский город на австро-итальянской границе, находившийся тогда под господством Австрии, будет рассматриваться как повод к войне всей Германии прожив Италии. Со всей силой Маркс и Энгельс обрушились на Франкфуртское собрание за это решение, называя его «косвенным и поэтому вдвойне постыдным объявлением войны Италии». Вот что писал Энгельс по этому поводу: Германское национальное собрание с сердечным согласием с союзным сеймом разрешает австрийцам совершать в Италии величавшие насилия, грабить, убивать, пускать зажигательные ракеты в каждый город, в каждую деревню и потом в полной безопасности отступать в нейтральную германскую союзную область! Маркс и Энгельс разоблачали лживый патриотизм немецкой буржуазии, вопившей о помощи Австрии в ее защите якобы общегерманских интересов в Италии, указывая, что буржуазия за этим «официальным патриотизмом обделывает прибыльные дела», что она «торгует патриотизмом».

Добавить комментарий