Отсутствие креповок, создающих перспективно западающие к центру обрамления (например, в мавзолеях XIV в. Шахи- Зинда в Самарканде), композиционная равнозначность двух главных П-образных лент и подчеркнутая плоскостность экрана портала придают ему статичность, в которой узоры лишены тектонической напряженности. Самобытная графика растительных и геометризированных орнаментов имеет древние истоки, продолжающиеся в современном декоративно-прикладном искусстве народов Средней Азии.
Обзор архитектурных памятников позволяет сделать обобщение лишь по одной широко представленной группе сооружений — мавзолеям стерилизация кошек. Вопросы типологии погребально-культовых сооружений — не главные в изучении зодчества. Тем не менее устанавливается, что объемно-планировочная композиция усыпальниц XIII— XIV вв. строго не канонизировалась. Наряду с однокамерными сооружениями замкнутого или павильонного типа (Шахи- Зинда и Сейид Алауддина) появляются двух-, трех- и многокупольные (Сейфеддин Бохарзи, Наджмеддин Кубра, Тюрабек- ханым, Музлум-Сулу, Наринджан-бобо). Мавзолей Шейх-Мухтар-Вали кроме собственно усыпальницы, молельни, большой мечети включает в себя группу помещений для хранения и приготовления пищи, общественной трапезы, отдыха паломников (рис. 16). Типологически он является предшественником комплексных мавзолеев типа Ахмед-Ясеви в Туркестане и Ишрат- хана в Самарканде. Труднее указать на прототипы мавзолея Шейх-Мухтар-Вали, хотя сходные мотивы планировки обнаружены в Мервских сырцовых жилых усадьбах и дворцах XI—XII вв. Общность эта не случайна, так как в архитектуре развитого феодализма шел процесс сложения отдельных типов зданий.
До нас не дошли медресе, построенные в XIII в. в Бухаре, однако реконструкция плана одного из первых медресе, построенного Тимуром в Самарканде для своего внука Мухаммед-Султана, показывает большую близость его планировки к юж- но-туркменистанским караван-сараям XI— XII вв., нежели к самаркандским и бухарским медресе XV—XVII вв.

Добавить комментарий