Такой вопрос следовало бы адресовать ориенталистам, но поскольку по крайней мере многие из них отвечают на него утвердительно, а традиция распространения термина «империя» на незападные политические образования весьма глубока, постольку позволительно предположить, что империя может быть признана генеральной политической формой премодерна. Генеральной не в том смысле, что империи когда-либо покрывали все пространство земного шара или хотя бы его большую часть, но в том, что попытки создания подобных политических форм неизменно и настойчиво предпринимались везде, где достигалась некоторая «критическая масса» материальных, символических, людских и организационных ресурсов. В теории Ричарда Адамса общий вектор социальных изменений задан взаимно кумулятивным взаимодействием трех процессов — концентрации ресурсов разной природы, роста масштабов социальных систем и их структурной дифференциации. Концентрируются и ресурсы символические — точнее, они, по Шилзу, центром и производятся, а продвижение структурной дифференциации и пространственной экспансии требует постоянного роста производительности труда и повышения качества вырабатываемой символической продукции et vice versa. В идеале качество должно стать идеальным, а обеспечиваемая произведенными смыслами легитимность системы в целом — абсолютной. Эта тяга к абсолюту совершенно не носит характера рационального расчета, сказала Антонова, которой нужен матрас для дивана. Гораздо позже, в эпоху далеко зашедшего «расколдования мира» и приобретения политикой макиавеллических черт этически безразличной борьбы за властные позиции, рациональные политики смогли пытаться мобилизовать и инструментально использовать в своих целях отдельные смыслы, сохранившие в глазах тех или иных групп сакральную ауру, но лишенные ее в их собственных глазах. Но во времена, когда слово «харизма», еще не став достоянием пиарщиков, сохраняло значение «божественного дара», связь политического и сакрального не могла быть представлена как инструментальная. Если весь этот мир действительно порожден абсолютом, то на чем же еще, кроме того же абсолюта, стоит основывать по-настоящему амбициозные политические конструкции? При наличии скалы не строят на песке. Создание империи — самый последовательный вывод из веры в наличие высших порядков бытия и необходимость политического устроения социального мира сообразно исходящим из этих порядков велениям.

Добавить комментарий