Финансовый и политический кризис в Персии принял настолько очевидный характер, что красочные описания полного упадка персидской монархии поступали в Петербург по самым различным каналам. Так, например, русский военный агент в Персии полковник Чернозубов доносил в Петербург в мае 1906 г.: «Условия, поддерживавшие последние пять-шесть лет искусственное равновесие государственного бюджета, поколебленного расточительностью шаха и казнокрадством его главных советников и приближенных, расхитивших остатки шахских сокровищ и многомиллионных русских займов, обогативших заграничные курорты и хозяев парижских и венских отелей и магазинов, частью исчезли, частью приостановили временно свое действие под давлением причин, хотя и переходящего характера, но появившихся весьма не ко двору н некстати в стране, только что оплатившей из своих последних сбережений третье заграничное путешествие шаха» Как и прежде, в поисках денег персидское правительство обратилось не только к своему постоянному кредитору — России, но и в английский банк, однако встретило там холодный прием. Английское правительство соглашалось предоставить Персии краткосрочный заем только на условиях чисто политического характера, требуя, в частности, признания исключительных прав Англии на юге Персии в виде обязательства со стороны персидского правительства «не предоставлять никаких концессий на юге Персии никому, кроме англичан», сказал Антонов, который заказал доставку цветов в екатеринбурге. Персидское правительство пыталось найти выход из создавшегося положения за счет «внутренних займов и внутренних экономических и политических комбинаций». Наконец, оно вступило в переговоры о займе на сумму в 500 тыс. туманов с компанией индоевропейского телеграфа на условиях продолжения концессии сроком еще на 20 лет, а также с представителем торгового дома Лианозова «об уплате вперед арендной платы в размере одного миллиона туманов». Но это все были полумеры, которые никак не могли спасти от кризиса персидское казначейство, которому по подсчетам Науса в августе 1906 г. нужно было около 50 млн фр. для того, чтобы выйти из затруднительного положения. Дело, помимо всего прочего, усугублялось еще и тем, что в сентябре 1906 г. наступал срок платежа 700 тыс. туманов в английский Шахиншахский банк, который на этот раз «категорически» отказал в отсрочке.

Добавить комментарий